Дорогие друзья!

Баслаху – село в Очамчырском районе Абхазии. Расположено в прекрасном месте. Земли здесь равнинные и плодородные, а люди добрые и гостеприимные. Село Баслаху, как и другие села Абхазии имеет свою историю, географические и культурные особенности, славен сынами – защитниками Отечества, известными общественными деятелями. Все это и многое другое вы сможете найти здесь. Наша цель – сохранить нашу историю.

БЗИАЛА ШӘААБЕИТ! ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

События

Секрет процветания прост... 24.04.2010

Секрет процветания прост...

Один день в селе Баслаху

Много лет назад, в середине 80-х, именно в село Баслаху Очамчырского района я отправилась в свою первую командировку в качестве журналиста «Советской Абхазии». И вот спустя четверть века еду той же дорогой.

Сколько воды унесла в море за эти годы Аалдзга: и горя людского, и радости было больше, чем гравия и камней, что скопились по берегам и в русле реки. Поросли ольхой чайные плантации и некогда богатые подворья, и начинают уже покрываться загаром фронтовые шрамы у ребят, с первых дней войны примкнувших к ополчению, организованному жителем села Дауром Киртадзе. - В начале войны у нас было десять стволов, - вспоминает глава Администрации Баслаху Коба Читанава, - и то, в основном, охотничьи ружья.

Как большинство побывавших в серьезных переделках, Коба о войне говорит неохотно. Годы идут, но есть вещи, которые остаются в сердце навсегда. И с ними надо жить...

В ТРУДНЫЕ ДНИ ЗЕМЛЯ СПАСАЛА...

Баслаху из числа самых крупных в Абхазии сел. Расположено оно в прекрасном месте, земли равнинные, плодородные. И до моря, у которого в Очамчырском районе уже идет строительство гостиниц, а в перспективе появятся и целые курортные комплексы, всего несколько километров. Когда-то здешние поля и плантации приносили немалый достаток: местный колхоз-миллионер и имена прославивших его чаеводов и табаководов-орденоносцев были известны далеко за пределами Абхазии. Только чайными плантациями здесь было занято больше 10 га. Теперь чаем в селе никто не занимается.

В те годы Абхазии было нелегко выйти на свет из тени своего «старшего сателлита» Грузии, и мир наслаждался выращенными здесь чаем, овощами и цитрусовыми, именуя их при этом «грузинскими».

Впрочем, мы с Кобой сходимся во мнении, что ворошить прошлое - дело бесперспективное, нужно жить и работать.

Организованная сельскохозяйственная деятельность в крупных масштабах в селе не ведется. Но каждый год во время сбора урожая из Баслаху на побережье и дальше, в Сухум, тянутся вереницы машин: с орехом, фейхоа, арбузами, овощами... Все это выращивают крестьяне на своих личных участках. У каждой семьи - по гектару, по полгектара. Одни сажают орех, другие возделывают землю под бахчевые. Земельный налог сегодня с гектара - 450 рублей в год.

- К сладкому перцу, хоть культура эта востребованная, - рассказывает Сулико Амичба, - мы теперь относимся с осторожностью. Два года назад засадили им большой участок, радовались, когда рассада поднялась, а с погодой не повезло: перец потрескался, еще на корню потерял товарный вид, и вложенные в посадки 50 000 рублей пропали. С тех пор рисковать не решаемся, тут землю орехом заняли. Сегодня это выгодно: даже осенью можно продать свежий орех по 50 рублей за килограмм.

Сулико Варламовна Амичба - не агроном. Она преподаватель абхазского языка и литературы в сельской школе, а по совместительству еще и секретарь сельской Администрации. Знакомит меня с неутешительной статистикой: на территории села сохранили жизнеспособность 250 хозяйств из довоенных 750. Дело не только в том, что в этих местах проходила линия фронта, а прежде всего в том, что немало грузинских семей, занявших в годы войны предательскую позицию по отношению к государственности Абхазии, потеряли право жить на этих землях.

НАС УСЛЫШАЛИ!

Огорчает другое: более сотни трудоспособных мужчин сегодня фактически ничем не заняты, вот молодежь и стремится искать работу в Сухуме и Очамчыре. В баслахуской школе 70 учеников, из них всего трое выпускников. Многие хотят изучать английский язык, но преподаватель есть только по немецкому. Год назад школа в центре села была отремонтирована, а вот вопрос с ее отоплением пока не решен. Представители села обратились к А.З.Анкваб (тогда он еще работал в должности Премьер-министра), и он обещал помочь.

- Раз обещал, значит поможет, - уверены в селе. - Ведь помогли же нам с дамбой.

Направляемся к берегу Аалдзги, туда, где давно требующая регулирования русла река год за годом отвоевывала территорию у земли и отвоевала-таки метров триста. Коба рассказывает:

- Уже были под угрозой затопления несколько участков, и тут нас, наконец, услышали.

Только бетонных заграждений было установлено 138 штук. Строительство мощной километровой дамбы осуществила в прошлом году «Абхазберегозащита» под руководством Максима Харчилава. Здесь же, у реки, Коба читает на экране моего ноутбука статью об экологической проблеме района, вызванной добычей угля в Ткуарчале. Хоть опубликована она уже несколько недель назад, до села газета «РА» так и не дошла.

Вопрос загрязнения Аалдзги очень волнует жителей не только Баслаху, но и Пакуаша. В его садах на другом берегу уже завязались алыча и груша.

ПРИСМОТРИМСЯ К ЗАКОНАМ ЖИЗНИ ПЧЕЛ

Но вернемся к Сулико Амичба. Она родом из села Арасадзых. Замужем за Амираном Кацба, уважаемым в районе человеком. Трудолюбием славится семья Кацба. Дочь Астанда уже окончила АГУ, сын Алхас учится там же. Он из числа тех, кому сельский труд в радость. Сам Амиран Алферович начал работать водителем с 15 лет. Именно он несколько лет назад привез от родственников жены из Арасадзыха семью пчел, с которой и началась пасека его брата Вианора и племянника Лаши Кацба. (Лаша с детства тяжело болен, но это не стало помехой интересному делу). Шесть лет назад, когда не только село, но и всю Абхазию душила безработица, они занялись разведением пчел. Помощь оказал Датский совет по беженцам.

- Увлекательное это дело, - рассказывает Вианор, - хотя и хлопотное: своевременная подкормка, профилактика варротоза (губительного для пчел клеща. - Ю. С.) В сезон цветения мы готовим ульи к отправке на летнюю площадку в горах.

Пчеловоды Кацба качают мед три раза - он удивительно светлый, прозрачный. Мед с соцветий каштана и липы - золотистый, чуть горьковатого вкуса и считается особенно целебным. Третий медосбор - в пору цветения клевера и золотарника. За эти годы они из любителей превратились в профессионалов, «вырастили» свое хозяйство с одной рамки до сотни ульев, вступили в Ассоциацию пчеловодов, созданную в районе Джоном Джанашия, и как специалисты могут отличить качественный мед от дурного или незрелого. Поэтому сегодня их волнуют уже не частные, а общие для всех пчеловодов Абхазии вопросы.

- Спрос на мед есть, а вот со сбытом - проблемы, - вводит меня в курс дела Лаша. - Через границу мы его перевезти не можем, он считается контрабандным товаром. У нас нет сертификационной лаборатории, в которой могли бы официально подтвердить соответствие производимого на территории Абхазии продукта стандартам качества и зрелости. Так что приходится продавать продукцию только на внутреннем рынке. Хорошо, что есть Дом меда на Рице: мы с ними активно сотрудничаем.

- Нас выручает Интернет, - продолжает Вианор, - обмениваемся опытом с пчеловодами из Канады. Наш коллега из Галского района нашел таким образом способ обработки меда, позволяющий дольше сохранять продукт без снижения качества... Мы побывали у него в набакийской школе: там пчеловодство преподают на уроках труда. Прекрасная идея в условиях Абхазии! Если бы Министерство сельского хозяйство настойчивее ставило вопрос о создании лаборатории, медовый бизнес со временем мог бы стать весомой строкой бюджета республики.

По мнению Лаши и Вианора, в каждом деле, если заниматься им серьезно и с душой, наступает момент, когда происходит нечто, сравнимое с чудом: как сегодняшнее хозяйство Кацба началось с одной пчелиной семьи, прирастая все больше и больше, так мощной волной пойдет и возрождение сельской Абхазии.

Прощаемся с семьей Кацба и по дороге заглядываем на мельницу. Вечереет, но ее хозяин Алексей Хигович Чергендзия, в прошлом горняк из Ткуарчала, на своем рабочем месте. Его постоянные клиенты - семьи, живущие поблизости. Мельничный механизм - старинный, надежный. В селе, помимо этой мельницы, работают еще четыре, но конкуренция - лишь стимул работать лучше.

Несмотря на то, что проблем у жителей села предостаточно, настроение у людей хорошее. Тот, кто знает, как благодарно отзывается земля в ответ на труд, уверен в своем будущем. В селе надеются, что с притоком гостей в Абхазию увеличится спрос на сельхозпродукцию, будут созданы цеха по ее переработке, а значит, появятся новые рабочие места: А на землю, приносящую доход, возвратится и молодежь.

Несколько лет назад в Баслаху заработала животноводческая ферма. Ее создал Давид Муджевич Кикория (в прошлом он работал на должности главы сельской Администрации), появляются смелые идеи и у других жителей села. Многие приходят обсудить их к Зинобу Сандровичу Тарба, председателю Совета старейшин, члену Общественной палаты РА. Пока мужчины ведут разговор, супруга хозяина Рено Ивановна угощает нас свежим домашним сыром.

Солнце уже стало клониться к закату, когда по селу разнеслась печальная весть: после тяжелой болезни ушла из жизни директор баслахуской школы Рита Зауровна Чаблах - прекрасный педагог, строгий, принципиальный руководитель, молодая женщина, мать двоих детей. Жители села, собираясь семьями, шли выразить свое сочувствие родным усопшей. Говорили между собой, как сразу повзрослел ее старший сын, как безутешны девочки-ученицы. А у ворот вопреки всему распустились белым цветом бутоны на фруктовых деревьях.

Люди шли и шли, чтобы быть рядом с семьей, которой так нужна поддержка и помощь... Что бы ни случилось, они будут рядом. Так было всегда. И так будет.

Юлия Соловьева, спецкор «Республики Абхазия»

Республика Абхазия, 24.04.2010


Возврат к списку